Ilmarion



Исполнитель: Dragonland
В альбоме: Under The Grey Banner
Продолжительность: 9:04
Стиль: Метал,рок

На русском: [«It is said that the most beautiful sunset in the Realms is that viewed from Havenshore, as the fiery sun disc turns the Great Sea into an ocean of molten gold. The fresh breeze of the sea, the gulls calling over windswept dunes of sand and the tranquil comings and goings of an idyllic village; such a place is not an easy one to leave behind, but great is the yearning for adventure in a young heart. Precisely what made the Islander hoist the sails with but a few comrades eludes even me, but after he crossed the borders to our lands, our beloved Val’inthor of many glades, he often spoke of fervent dreams that haunted him every single night.
A dark robed figure, drawing ever nearer for each sweat soaked night and the promilse of grim deeds and opressive tyranny. Though there was also hope in these dreams; a vague and distant voice calling out to him, drawing his gaze towards the east, to the Old World which he had heard so many a story of as a young boy.
The visage called him by a name unknown to him, in a tongue never uttered on the shores of the Great Isle since before the time of the First King; the name was one which would not leave the hearts of men for a thousand years. That name was Ilmarion.»]

[«Говорят, что самый красивый закат в полях, видел с Havenshore, как горящий солнца диск превращается в Большое Море, в море плавки золото. Свежий ветер с моря, чайки Призыв о продуваемом всеми ветрами песчаные дюны и спокойные приходят и уходят Идеальный деревни; подобное место, это не легко оставить позади, но большое желание приключений в молодые сердца. Именно то, что сделал Торрес, поднять паруса, но некоторые товарищи ускользает мне тоже, но после того, как он пересек границы нашей земли, нашей любимый Val’inthor многих поляны, часто говорил от пылкой мечты, которые мучили каждого ночь.
В темных одеждах рисунок, чертеж все ближе и ближе для каждого пота мокрая ночь и promilse жестоких поступков и opressive тирании. Но не было и надежды, в эти сны, смутные и далекий голос, который звал его, обращая свой взор на восток, в Древний мир, который он слышал так много истории, как мальчик.
Visage называется, вокруг него по имя его неизвестно, на языке, никогда не высказался на берегу большой остров, так как в время первого царя; это имя было одно, что бы не дай сердца Люди за тысячу лет. Это имя было Ilmarion.


Комментарии закрыты.